Мосты нашей Победы

280
11 минут
Мосты нашей Победы

Отправной точкой для материала журнала «Автомобильные дороги» стал фрагмент статьи «Вклад автомобильных и дорожных войск в Победу над фашистами» (глава «Трудная дорога на Берлин»): «В ходе Берлинской операции дорожные войска трех фронтов (1-го Украинского, 1-го и 2-го Белорусских) подготовили и содержали более 21 тысячи километров военно-автомобильных дорог. <…> построено вновь и восстановлено 28 тысяч метров мостов, в том числе построено 34 моста через реку Одер. Работы шли под непрерывным огнем врага. Только при строительстве моста у Геритца погибли 75 и получили ранения 200 мостовиков, потоплено 11 сваебойных копров с понтонами. На мосту у Грайфенхагена погибло 45 человек». Когда конкретно это произошло? Что это были за саперные или мостостроительные подразделения? Кто ими командовал? Понятно, что весной 1945 года гитлеровцы дрались ожесточенно, отчаянно, вгрызаясь в каждый клочок земли, потому что отступать им было уже просто некуда. И все равно… Почему строительство этих двух мостов, даже фотографий которых не сохранилось, обошлось наступающим частям Красной Армии такой дорогой ценой?

Чтобы воссоздать тактическую обстановку и реконструировать картину сражений, происходивших в районах расположения вышеназванных мостов, пришлось собирать информацию буквально по крупицам… 

ПОД УДАРАМИ «МИСТЕЛЕЙ» И ПЛАВУЧИХ МИН 

На востоке Северо-Германской низменности располагается провинция Бранденбург. Ее административный центр – город Потсдам. Хотя многие немцы считают, что сердце Бранденбурга – это все-таки Берлин. Однако столица нынешней ФРГ не входит в состав провинции и является отдельной федеральной землей. 

По территории Бранденбурга пролегает восточная часть Среднегерманского канала протяженностью 325,7 км, который является самым длинным в Германии. Через каналы Рейн – Херне и Дортмунд – Эмс он связывает Рейн с Эмсом, Везером, Эльбой и дальше, через бранденбургские реки и озера, – с Одером. По европейским меркам Среднегерманский канал, открытый в 1938 году, представляет собой разветвленную центральную судоходную связь Западной Европы с Восточной. Но в наступательном отношении это достаточно сложный театр военных действий. Водные преграды сами по себе серьезное препятствие для атакующих войск, к тому же противник всегда будет стремиться использовать их для обороны как выгодные естественные рубежи. Более того, в случае уничтожения или повреждения мостов, форсирование рек и каналов вообще сопряжено со значительными трудностями и очень большими потерями для наступающих подразделений. 

Во время войны в состав провинции Бранденбург входил город Геритц, за который зимой 1945 года развернулись ожесточенные бои в полосе 8-й гвардейской общевойсковой армии 1-го Белорусского фронта. 

Задачи инженерного обеспечения операции в основном сводились к максимальному ускорению прорыва Одерского оборонительного рубежа, обеспечению ввода в прорыв соединений Красной Армии, маневра войск фронта в глубине вражеской обороны, а также штурма Берлина. 

11-му гвардейскому танковому корпусу пришел приказ форсировать реку Обру и выйти в район населенных пунктов Глайссен, Циленциг, Лангенфельд и Тауэрциг. Далее его передовому отряду предстояло к утру 29 января захватить переправы через Одер и плацдарм на западном берегу реки на участке Кюстрин – Геритц. В тот же день туда должны были выйти и главные силы корпуса. 

Танкисты продвигались вперед, ведя хоть и короткие, но крайне ожесточенные бои. Поэтому корпус лишь поздно вечером 1 февраля вышел к восточной и южной окраинам Геритца. Завязался ночной бой. Фашисты оборонялись яростно, всеми силами цеплялись за каждую складку местности. Особенно упорное сопротивление оказали гитлеровцы в районе моста через канал, проходивший к востоку от города. Как потом выяснилось, его заминировали, но нацистское командование медлило с подрывом, чтобы позволить своим отступавшим с востока частям перейти его. Поэтому мост охраняло довольно значительное подразделение, вооруженное фаустпатронами. 

В то время как главные силы танкового корпуса продолжали бои с пытавшимися пробиться к Одеру вражескими частями, к каналу подошла 40-я гвардейская танковая бригада. Ее командир подполковник Михаил Смирнов поручил захватить мост танковым взводам старшего лейтенанта Павленко и младшего лейтенанта Самойлова. Их танки, внезапно выйдя из-за укрытия, на максимальной скорости ворвались на мост, огнем и гусеницами уничтожая ошеломленных гитлеровцев. Захватив мост через канал, танкисты Самойлова первыми вошли в Геритц. За ними в город вступили остальные подразделения 40-й гвардейской танковой бригады и 1454-й самоходно-артиллерийский полк. Бой продолжался всю ночь. 

«К 9 часам утра 2 февраля наши части полностью овладели городом, очистив его от врага, – рассказывал в мемуарах «Танки идут на Берлин» генерал армии А. Л. Гетман, в то время заместитель командующего 1-й гвардейской танковой армией генерал-полковника танковых войск М. Е. Катукова. – При этом были захвачены сотни пленных». 

Но гитлеровцы предприняли контратаку из района Кюстрина. В ней участвовали значительные силы пехоты, поддерживаемые танками. Противник попытался выбить части Красной Армии из Геритца и отбросить их от Одера. Более того, немцы решили использовать против наших войск новейшее вооружение. 


Как утверждают историки, 1 марта 1945 года Адольф Гитлер лично приказал полковнику Баумбаху, который в тот период был генерал-инспектором бомбардировочной авиации, нанести массированные удары по переправам через реки Одер и Нейсе. Так как Баумбах ранее командовал 200-й «секретной» бомбардировочной эскадрой, 6 марта переправы атаковали самолеты «Дорнье-217», которые сбросили управляемые (планирующие) авиационные бомбы (УАБ) «Хеншель-293» (Henschel Hs-293). 

Как позднее доложили летчики, они поразили мост у Геритца на плацдарме 8-й гвардейской армии. Через два дня ту же переправу у Геритца атаковали аэросцепки типа «Мистель» (Mistel). Это было еще одно не оправдавшее себя «чудо-оружие» Третьего рейха – авиационный комплекс военного назначения, с которым верховное руководство нацистской Германии связывало реальные надежды на перелом в войне. 

В книге «Берлин 45-го. Сражения в логове зверя» А. В. Исаев написал так: «Аэросцепка представляла собой скрепленные специальным кронштейном истребитель (Me-109 или ФВ-190) и бомбардировщик Ю-88. На месте пилотской кабины Ю-88 закреплялась кумулятивная боевая часть весом 3,5 тонны, бомбардировщик не имел экипажа и управлялся пилотом истребителя. При подлете к цели самолеты расцеплялись, самолет-снаряд таранил цель, а истребитель возвращался на базу». 

Официально аэросцепку назвали «Бетховен-Герат», однако в истории минувшего лихолетья она осталась под другим, придуманным летчиками прозвищем «Мистель», что означает «рождественское украшение». Необычный крылатый «монстр» весил около 20 тонн, и использовать его могли только с бетонных взлетно-посадочных полос. Изначально применять «Мистели» планировалось для нанесения авиаударов по английскому флоту и советским промышленным предприятиям (операция Eisenhammer – «Железный молот»). Но стремительное наступление Красной Армии на Берлин заставило поднять «Мистели» в небо для ударов по переправам, где их кумулятивная боевая часть была не особо эффективна. 

Вначале атаку аэросцепками переправ на Одере назначили на 1 марта, для чего были подготовлены 14 «Мистелей». Но из-за технических проблем и ненастной погоды ее отменили. Все же 8 марта 1945 года четыре «Мистеля» поднялись в воздух. Но один из них сразу же сорвался с управляющего самолета и рухнул вниз. Оставшиеся «Мистели» на высоте трех тысяч метров подошли к переправам у Геритца под прикрытием истребителей и бомбардировщиков, которые атаковали ПВО мостов. Однако еще одна аэросцепка получила попадание зенитного снаряда и, охваченная пламенем, врезалась в землю далеко от переправ. Оставшиеся два «Мистеля» расцепились в штатном режиме, но, несмотря на внушительные взрывы, существенного ущерба переправам не нанесли. 

В конце марта «Мистели» снова атаковали мосты у Геритца и Ной-Ратштока, однако результативность и этих атак с точки зрения целостности конструкций признали невысокой. Сведения о потерях личного состава не озвучены… Как отмечает В. Гончаров в книге «Битва за Берлин. Завершающее сражение Великой Отечественной войны», гитлеровская авиация и артиллерия неоднократно разрушали построенные мосты, но каждый раз советские саперы быстро восстанавливали их. Так, например, мосты у того же Геритца в полосе 8-й гвардейской армии рушили более двадцати раз, но к началу наступления все они уже были в исправном состоянии. 

Чтобы повредить наши переправы, немцы также широко использовали… плавучие мины. Но это потребовало лишь увеличить количество рядов предохранительных бонов до двадцати, причем боны с металлическими сетями ставили по обе стороны моста. 

ТОРПЕДЫ И ВОДОЛАЗЫ-ДИВЕРСАНТЫ

 В марте 1945 года под Грайфенхагеном (в то время – немецкий городок, расположенный примерно в 200 км от Берлина) проходили тяжелые бои. Наступавшая Красная Армия громила фашистов, в том числе 28-ю дивизию СС «Валлония». Но, отступая, вражеские войска взрывали за собой мосты, минировали и разрушали дороги, пытались дать бой в каждом удобном для обороны населенном пункте. 

О тех сражениях подробнейшим образом изложено в мемуарах Маршала Советского Союза К. К. Рокоссовского «Солдатский долг»: «…Артиллерия не смогла подавить сильный опорный пункт в районе Грайфенхагена, напротив разрушенного моста через Вест-Одер. Огонь нескольких пулеметов и реактивных противотанковых гранатометов (панцерфауст) гитлеровцев долгое время не давал нашим частям продвинуться по дамбе и использовать ее для переброски артиллерии и другой тяжелой техники. <…> Дружной атакой пехоты, поддержанной летчиками-штурмовиками, злополучный опорный пункт был обезврежен. Тут же на наших глазах саперы подвели к дамбе понтоны. К концу дня на Ост-Одере действовали девять десантных и четыре паромные переправы и 50-тонный мост. По Вест-Одеру курсировали шесть паромов, буксируемые автомашинами-амфибиями. На западный берег стала прибывать артиллерия, столь необходимая войскам, сражавшимся на плацдарме…» 

Однако сопротивление нацистов не ослабевало. Ночью вражеская авиация пыталась применить торпеды и плавучие мины, чтобы подорвать мосты, которые наводили наши саперы. Более того, на участке 70-й армии войск НКВД были захвачены вражеские водолазы-диверсанты, посланные с приказом разрушить советские переправы. Но, несмотря на все фашистские противодействия и диверсионные ухищрения, на западный берег реки Вест-Одер были своевременно переправлены стрелковые соединения, истребительно-противотанковая артиллерийская бригада и минометный полк. Сюда же по каналам был отбуксирован 60-тонный наплавной мост и наведен через Вест-Одер. 

В середине марта 1945 года в районе Альтдамма, расположенного при впадении реки Плены в озеро Домбе, бои носили более напряженный характер. Здесь немцы имели заранее подготовленную оборону и значительные силы. В результате трехдневных жестоких сражений советские войска прорвались к последнему рубежу обороны. Чтобы нанести противнику решающий сокрушительный удар, наступление на некоторое время приостановили для перегруппировки танков и артиллерии. А уже утром 18 марта после сильной артподготовки войска 2-й гвардейской танковой армии, 61-й и 47-й армий возобновили наступление. 


Гитлеровцы отчаянно бились, переходя в контратаки. Однако 19 марта войска 2-й танковой и 47-й армий, прорвав оборону противника, вышли к Одеру. В результате альтдаммскую группировку врага рассекли на две части, в районе Альтдамма на севере и Грайфенхагена на юге. Германское командование предприняло отчаянную попытку уничтожить части Красной Армии, которые вклинились в оборону вражеской группировки. Контрудар был нанесен силами двух пехотных дивизий вермахта, поддержанных крупными танковыми подразделениями. Немцы атаковали по сходящимся направлениям: из района Альтдамма на юг и из района Грайфенхагена на север. Но успеха не добились. 

Во встречном сражении контратакующие гитлеровские войска потерпели тяжелое поражение. Немцы понесли серьезные потери. Видя безнадежность ситуации, нацисты стали отходить за Одер. 20 марта советские части взяли Альтдамм. В этот же день войска 47-й армии заняли Грайфенхаген. Остатки альтдаммской группировки бежали на правый берег Одера. Немцы в этом сражении потеряли около 40 тысяч убитыми и 12 тысяч пленными. 

В те дни сводка Советского информационного бюро сообщила: «На Штеттинском направлении наши войска вели бои по ликвидации плацдарма противника на восточном берегу Одера. Немцы, пытаясь любой ценой удержать плацдарм в своих руках, сосредоточили здесь крупные силы танков, артиллерии и пехоты. Опираясь на заранее подготовленные укрепления, противник оказывает упорное сопротивление. После ожесточенных боев советские части, продвигающиеся вдоль Одера на север, с трех сторон вышли к городу Грайфенхаген. Гарнизон противника был прижат к реке и разгромлен. Овладев городом Грайфенхаген, важным опорным пунктом обороны немцев на восточном берегу Одера, наши бойцы захватили много оружия и военных материалов». 

…Доподлинно пока неизвестно, в какие конкретно из зимне-весенних дней 1945 года у мостов под Геритцем и Грайфенхагеном произошли те кровавые бои, в которых погибли 120 и были ранены 200 саперов-мостовиков. Произошло ли это в результате частых авиационных налетов или ожесточенных артиллерийских обстрелов, а может, это были безумные контратаки вконец отчаявшихся фашистов. Не суть… Главное, что тогда Красная Армия прошла дальше, вперед на Берлин, чтобы там окончательно сокрушить хребет нацистскому зверю в его же логове. А значит, у тех германских мостов в последних боях самой кровопролитной в истории человечества войны советские саперы-мостовики до конца выполнили стоявшие перед ними задачи, свой воинский долг, ценой собственных жизней хоть на несколько дней или часов, но приблизили Великую Победу. Их имена пока неизвестны. Но подвиг бессмертен! 

Сергей Васильев


  • Комментарии
Загрузка комментариев...