Андрей Федорцов: «Дорога должна быть понятна каждому водителю на интуитивном уровне»

52
7 минут
Андрей Федорцов: «Дорога должна быть понятна каждому водителю на интуитивном уровне»
Заслуженный артист РФ рассказал о многолетнем опыте работы ведущим тематической программы

Благодаря активной позиции передачи «Главная дорога» была учтена погрешность приборов при медицинском освидетельствовании и отменено нулевое промилле, введено обязательное использование световозвращающих жилетов, принята поправка об опасном вождении.

– «Главная дорога» для вас больше, чем работа?

– Конечно. Как и все мальчики, я играл в машинки. Случился пожар, и коллекция сгорела. Для пятнадцатилетнего парня это была настоящая трагедия – детство кончилось... Всякий раз, возвращаясь в Питер, останавливаюсь перед витриной с игрушечными авто у Московского вокзала. Любуюсь, но не покупаю.

– О каких раритетах больше всего жалели?

– Советской классике: «Волге» ГАЗ-24 и «Чайке».

– С чего начался ваш взрослый роман с машинами и дорогами?

– Первым автомобилем стал семейный «Запорожец», потом появилась личная «тройка», позже переделанная в «шестерку». Отдал ее отцу, сел за руль седьмых «Жигулей», а после перекупил JEEP Wrangler у Димы Нагиева, теперь у меня четвертый Land Rover Discovery.

– Какой пробег у вашего «Диско»?

– На данный момент – 230 тысяч километров за восемь лет. Еженедельно наезжаю не меньше полутора тысяч.

– «Главная дорога» уделяет много внимания безопасности движения. Аккуратному вождению вас научил дорожный инцидент?

– По молодости был идиотом. Ехал ночью из Питера в Москву с другом, на чужой машине, не проверив колеса. По мокрой трассе обгонял «КамАЗ», и нас закрутило. Слава Богу, ушли не на встречку, а в кювет.

– Любимый маршрут...

– До дачи и обратно. Предпочтительно ночью. Обычно приезжаю в Питер на московском поезде к десяти вечера, час спустя сажусь за руль, врубаю Led Zeppelin, Ozzy или Depeche mode и забываю об усталости.

– Какими судьбами вырулили на «Главную дорогу»?

– Смотрел ее с первых выпусков. Когда снимался в «Литейном, 4», продюсер сказал, что Вилли Хаапасало уходит, – не хочу ли попробоваться ведущим на его место. И все закрутилось.

– За пятнадцать лет программа сильно изменилась?

– В основном нет, и это очень правильно. После каждого выпуска мы получаем мешки писем – на сайт и в конвертах – и используем их как повестку следующих программ. Делаем все, что успеваем, а это примерно пятидесятая часть запросов, хоть новый канал открывай. Стараемся вместить самое актуальное в получасовой формат – безопасность, способы управления автомобилем. Лично испытываем на себе все, что можно. В том числе электронные приложения для телефонов, которые часто не запускаются – ни в кадре, ни за кадром.

– Есть ли у вас индивидуальные правила безопасного вождения?

– Да, позаимствованные у профессиональных спортсменов и у ведущего нашей рубрики «Школа вождения» Саши Грачева. Они пристегиваются, включают поворотники и трогаются очень медленно. Мы торопим на съемках, но они не спешат. Всякий раз им надо осмотреться, проверить руль, давление в шинах, даже за кадром придерживаются неторопливого стиля. Я, как моряк, выпускник мореходки, это хорошо понимаю. Мало кто знает, что море опаснее дороги, не случайно почти все аварии происходят при спокойной погоде…

У меня мощный внедорожник, и, незаметно разогнавшись, я всякий раз себя осаживаю, помню: управление автомобилем подобно прогулке с взведенным курком пистолета. Вообразите себя в потоке машин, и вы осознаете меру опасности и ответственности каждого участника движения. Некоторые зрители сетуют, что в «Главной дороге» показываем много ужасных аварий, но это лишь малая толика того, что происходит на отечественных трассах. А мы каждый день видим чудовищные записи. Бывает, и мне хочется резко затормозить, выскочить из кабины, дать по морде некоторым водилам, но стараюсь не обращать внимания на хамов.

– На ваш взгляд, какое самое распространенное проявление неадекватного поведения водителей?

– Невключенный поворотник – чудовищная, жлобская мода, характеризующая неполноценного человека, которому на всех плевать: ноль воспитания и ноль культуры, за душой – одни понты. Еще больше раздражают любители проскакивать между машин. Главное на трассе – постоянное внимание к другим людям, а многим оно просто не дано. От эгоистов спасут только крупные штрафы и жесткие наказания, вплоть до тюремного заключения. Периодически бываю в скандинавских странах и вижу, как там боятся нарушать правила. Недавно не заметил смену привычного знака ограничения с шестидесяти до пятидесяти километров в час. На таможне мне предъявили минимальный штраф – 170 евро за скорость 65 км. Довольно часто они мониторят нарушения с передвижных радаров без установки знаков.

– Наши люди часто сетуют на неоправданную перемену скоростных режимов…

– Такая проблема действительно есть. В погоне якобы за безопасностью на дорогах устроили бардак. Водители уже не знают, на какие знаки смотреть, и едут, как могут. Дорога должна быть интуитивно понятна: трасса – скорость 90, 110, 130, город – 60 километров в час.

– А что еще не так с отечественной организацией движения?

– «Главная дорога» видит недостатки, но рассказывает не только о них. Благодаря активной позиции программы и нашего руководителя Ильи Скрябина была учтена погрешность приборов при медицинском освидетельствовании и отменено нулевое промилле, введено обязательное использование световозвращающих жилетов, принята поправка об опасном вождении – том самом опасном маневрировании. В целом организация дорожного движения, конечно, улучшилась. Но еще есть над чем работать. Дорога должна быть понятна каждому водителю на интуитивном уровне.

– В вашей программе нередко появляются мистические сюжеты о «проклятых» местах, где постоянно и необъяснимо гибнут люди…

– Есть такая беда. Скажу как моряк: перед каждым выходом в море смотри на погоду! Мой преподаватель, опытный капитан, в одиночку пересекавший Атлантику, учил каждый час отслеживать прогноз и стараться избегать штормов. Настоящие капитаны в них почти не попадают. От себя добавлю: хочешь улова – взгляни на барометр. При определенном давлении рыба делается дурная, словно вареная. То же происходит с людьми и на море, и на суше. Иного научного объяснения тут не вижу. Знаю места на Выборгском шоссе, где водители буквально дуреют, теряют концентрацию и улетают с трассы, особенно часто на восходе и заходе солнца.

– А где предпочитаете рыбачить?

– В Финском заливе, на Ладоге и в Финляндии. Неопытные люди думают, что на море можно бухать и валять дурака, а учиться мореходству вообще ни к чему. Нет! На воде все еще сложнее – как тормозить, как причаливать при сильном ветре. А если перед тобой проходит лайнер или яхта? Я слежу за морскими катастрофами и вижу, как многое происходит по глупости. Судовождение – это не хобби, а профессия и ответственность за тех, кого берешь на борт.

– В вашей творческой судьбе также немало лихих виражей…

– Срочная служба, мореходка (ныне – Речная академия), русско-итальянская фермерская школа и театральная мастерская Дмитрия Астрахана в ЛГИТМиКе. Он много нам дал, я ему очень благодарен.

– Какая работа в кино или театре вам особенно близка и дорога?

– Буквально каждая. У меня есть принцип – я должен донести через игру чувства и вещи, которые волнуют меня. Любая роль – как ребенок.

– Какой вопрос о профессии считаете самым идиотским?

– «Какое у вас амплуа?» звучит как «артист, а ты дурак?». Как можно определить амплуа Евгения Леонова, Андрея Миронова или Георгия Буркова? Русская театральная школа учит играть и комедийно, и драматично.

– Актерство предполагает внутренние метаморфозы. Что заставляет вас непрестанно меняться?

– Любопытство к жизни. Некоторых товарищей я поругиваю за отсутствие хобби: что за жизнь – театр да кино? Купите ружье, лепите, возьмитесь за кисть или перо, слушайте хорошую музыку.

– На кого охотитесь?

– Палю по тарелочкам, в последнее время выбиваю четыре из пяти.

Алексей Коленский, журнал «Автомобильные дороги»  
  • Комментарии
Загрузка комментариев...